?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry




Этот текст (как я оговорился в предыдущей публикации) подготовлен «по поводу» размышлений, использованных в недавних материалах СМИ. Последняя – «Заложники режима экономии», Портал Medvesntik.ru, 30 авг. 2017 г. Причем наиболее значимым для меня является публикация формулировки, изложенной здесь, в конце.

Преамбула (ничего нового):

Реформа здравоохранения (или адаптация экономических/финансовых возможностей государства к потребностям населения и технологическому состоянию отрасли) (в России) идет, но с трудом и с многочисленными проблемами. Потому, что реализуется «сверху», под влиянием субъективных профессиональных коммерческих интересов и в условиях сократившегося финансового ресурса. Влияние потребителя на изменения носят поверхностный, преимущественно эмоциональный характер и рациональным его назвать сложно. А институт профессионализации запроса пациента, которым должны были стать страховщики по ОМС, не состоялся.  

Далее.

Проблема конфликта ожиданий повышения финансирования, как в Южноуральском, так и в ином (Свердловском, Пермском и т.п.) здравоохранении типична и отличается лишь формой подачи информации в регионах. Зачастую обусловленной (см. выше) не потребителями, а конфликтом элит. В частности, если промониторить заголовки, мы увидим тенденцию:
Южноуральские врачи будут получать в месяц две средних по региону зарплаты
Секретная операция: разбираемся, зачем нужно объединять больницы и поликлиники Челябинска, Сэкономленные при оптимизации средства пойдут на зарплаты врачам
и далее в том же духе...

При этом именно т.н. «оптимизация» в последние пару лет и была направлена на привлечение медицинских кадров и повышение их мотивации. Но, в связи со стагнирующим увеличением гос.расходов на здравоохранение, эти попытки пришлось осуществлять за счет экономии на «внутренних» или «непрофильных» статьях (например на административно-управленческий, т.е. непосредственно не связанный с оказанием медицинской помощи, персонал, коммунальные и прочие хозяйственные нужды).

Впрочем, если «административные» затраты ужать не удается, то «под бюджетный нож» идет и «младший» медперсонал. См., в частности, https://www.medvestnik.ru/content/news/Sekretar-obkoma-obvinil-ministra-zdravoohraneniya-v-neiskrennosti.html (Депутат Законодательного собрания Свердловской области и глава местного обкома КПРФ Александр Ивачев заявил, что региональный Минздрав в 2015-2017 гг. почти вдвое сократил численность младшего медицинского персонала. Министр здравоохранения региона Игорь Трофимов уверяет, что сотрудников больниц и поликлиник никто не увольнял.).

Реплика. Да тут хоть извернись, а в нынешнем режиме организации труда проблема младшего и среднего медперсонала будет только усугубляться (если опять не спасут мигранты). Мои личные (!) впечатления оценку «от КПРФ» подтверждают – ситуация «лучше не стала».

И это при том, что для оправдания «кадровой оптимизации» есть логичные объяснения: рост технической оснащенности больниц подразумевает повышение производительности труда, которая, в свою очередь (согласно экономической теории) может предусматривать и сокращение численности занятых. И тогда оправдывается позиция «не важно кто и сколько получает и на какой должности он находится, главное, что качество здравоохранения улучшается!». «В теории».

Проект "бережливая поликлиника" тоже предполагает переход на новые методы хозяйствования, а именно – на принципы бережливого производства, подразумевающее оптимизацию типовых процессов и экономию за счет внутренних резервов и особых организационных приемов. «Кайдзен», однако. Но – не на конвейере и на «среднерусской равнине». И все бы хорошо, формально логика оптимизации затрат едина, как для продуктовой розницы, где формат «магазина у дома» проигрывает дискаунтерам и сетям, так и для больниц. Но есть «закавыка»: в нашем случае речь идет о более индивидуализированной материи - непосредственной угрозе жизни и здоровью. Поэтому если проблема занятости в связи с ликвидацией условного «ИП Магазин Семенова» мало кого волнует, то закрытие (или сокращения коек) районной поликлиники имеет совершенно иной общественно-политический резонанс. Хотя негативные сигналы «с полей» о происходящей оптимизации поступают в СМИ не столько от самих пациентов, сколько от пострадавших от этих мероприятий сотрудников медицинских организаций и их родственников. Объяснения этому могут быть и такими: при слиянии больниц, скорее всего, количество врачей сильно не сократится, а вот сотрудникам бухгалтерских и кадровых служб, заместителям главного врача приходится искать новую работу... А в малых городах учреждения соц.сферы зачастую являются градообразующими.

Пример примата эмоционального, а не рационального содержания жалоб потребителей медицинских услуг был содержанием недавнего диалога Президента РФ со Свердловским губернатором:

http://www.kremlin.ru/events/president/news/55023 : «Что касается нехватки специалистов – это общая проблема всей страны, нужно вместе с Минздравом напряжённо работать, и, надеюсь, результат будет. Но такая оценка, как здесь звучит, просто настораживает. Я Вам прочитаю: «Так плохо, как сейчас, не было никогда». 

И ведь Владимир Владимирович (видимо - спасая собеседника) тут же подсказывает и правильный ответ. Между прочим – тиражируемый и универсальный: «Мы привыкли к крупным цифрам, и действительно, если просмотреть в целом на развитие здравоохранения, оно у нас развивается хорошими темпами. Об этом говорят и многие объективные данные, в том числе рост продолжительности жизни, снижение материнской, детской смертности и много других положительных показателей. За этими обобщёнными показателями нельзя забывать всё-таки конкретные проблемы, с которыми люди сталкиваются».

Но вернемся к претензиям к «тарифной политике». Дело в том, что в последние годы на фоне чисто символического роста бюджетов территориальных фондов обязательства системы ОМС повышались существенно. Часть видов ВМП (высокотехнологичной медицинской помощи) переместилась из бюджета в ОМС, при этом объемы ВМП год от года не уменьшаются, медицинские организации, внедряя технологии, делают их все более доступными для населения, объем получателей дорогостоящей помощи растет (это лечение с использованием генно-инженерных препаратов, онкологические пациенты, получающие химиотерапию и т.д.). Лекарства не дешевеют и нужно выполнять указы президента по повышению зарплат медиков.

Естественно, что медики ожидают обещанного, а население – увеличения доступности «модернизированной» (действительно – на большие деньги) медицинской помощи. Конфликты при таком раскладе неминуемы и хоть как то рационалировать их может разве что повышение требований к мастерству распределения средств для руководителей здравоохранения. Но на это министерства не заточены, находясь под влиянием медицинского сообщества, а территориальные фонды ОМС де факто этим министерствам подчинены. Патовая ситуация. Поэтому в «медийном пространстве» и прописалась претензия по поводу варварства «режима жесткой экономии», «грабительских тарифов», «доведения больниц до банкротства».

Р.s. кстати, рост объемов дорогостоящей медицинской помощи, фактически в ущерб доступности остальной, в т.ч. «первичной» (стагнация расходов на здравоохранение) является чуть ли не главной экономической проблемой в области медицины у т.н. «развитых» стран.

За то, что МВ (https://www.medvestnik.ru/ ) отдельно выделил эту позицию я ему отдельно признателен.

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner