?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Только сегодня, 01 февраля 2011г., женщина, пострадавшая от некачественной медицинской помощи, в результате которой она потеряла своего ребенка и возможность рожать, получила на руки мотивировочное решение суда, состоявшегося 31 декабря 2010г.. См. http://starodubcev-m-a.livejournal.com/21101.html , 950 тысяч рублей за смерть ребенка. Это, уже, существенно. И — обнадеживает. .
Но, не смотря на такую задержку в получении решения, мы не будем предъявлять претензий г-же Фемиде. По очень простой причине: 31 декабря прошлого года Н-ский городской суд решил взыскать с Н-кой центральной районной больницы компенсацию морального вреда, причиненного в связи с некачественным оказанием медицинской помощи в размере 950 000 рублей. Произошедшее свидетельствует о том, что медицинские «косяки» серьезно «достали» не только пациентов, но и судей, вынужденных все чаще разбираться в чрезвычайно сложных и, как правило, трагических для потерпевших «врачебных делах». Ведь сумма компенсации ущерба присужденная одной (!), и не частной, а муниципальной («бюджетной») больнице небольшого уральского города для Свердловской области беспрецедентна. См., хотя бы исход нашего недавнего дела, когда системные огрехи медицинской помощи были не менее очевидны и так же трагичны: http://starodubcev-m-a.livejournal.com/20542.html , «Соломоново решение» (по иску о качестве медицинской помощи). . И поэтому я представляю давление, которое (возможно) в течении месяца пришлось пережить судье со стороны районных Властей, что, собственно, и объясняет проволочку в подготовке ее решения.
А теперь подробнее о сути дела. Ведь оно, кроме суммы материальной компенсации, что, как минимум, заставит поменять отношение руководства больницы к своим обязанностям, лишний раз показывает сложность преодоления круговой поруки в медицинской и околомедицинской среде, настроенной не столько на преодоление сложившихся в ней системных пороков, сколько на максимальное их сокрытие. В т.ч. под эгидой формальной «врачебной солидарности». Может быть и спасающей реноме конкретного медика, но дискредитирующей всю отрасль. Что и позволяет отечественной медицине отделываться сугубо косметическими преобразованиями.
Напоминаю, мы, в своих заключениях, руководствуемся не эмоциями (как, например, в шумном деле «Ярослава Колосова» (
http://www.rian.ru/society/20110131/328758217.html и пр., http://yarik-kolosov.livejournal.com/ ), а экспертной позицией. За которую несем полную ответственность. И, порой, имеем реальные проблемы. Следующий текст подготовлен на основе нашего искового заявления: 
Беременность молодой жительницы Н-ка Елены К. (имя изменено) протекала, в общем-то, нормально, если бы не одно но – прикрепление плаценты было таково, что требовало особо внимательного наблюдения. В сроке 36-37 недель такие женщины, согласно медицинским стандартам, должны направляться для консультации в перинатальный центр для решения вопроса о месте и тактике их планового родоразрешения, поскольку консервативные (обычные) роды для них не всегда оптимальны, зачастую безопаснее для мамы и ребенка провести кесарево сечение или родоразрешить под наблюдением специалистов областного центра.
Елена строго соблюдала назначения, проходила осмотры и обследования, для проведения УЗИ ездила в платный медицинский центр Екатеринбурга, где в сроке 36 недель ей рекомендовали провести допплерографию и, по показаниям, - кесарево сечение. Вернувшись в Н-ск, Елена обратилась за советом к своим врачам, но ей сказали: «не слушай никого, у нас с такой патологией рожают сами». Семья Елены доверяла и н-ким врачам, но, как оказалось, напрасно.
На 40-й неделе беременности, проснувшись, женщина обнаружила небольшое кровотечение. По совету мамы она сразу же обратилась в Н-кую больницу. Однако в роддоме, куда ее оформили 05. (....).09, никто не обеспокоился, Елену «укололи» витаминами и назначили ряд стандартных анализов, ни один из которых в день поступления не был взят.
В ночь на 06.(....).09 у Елены начались схватки. Женщина страдала от сильных болей, у нее появились и нарастали иные неблагоприятные симптомы, однако на призывы о помощи никто не откликался – единственный дежурный врач принимала роды у других рожениц, акушерка велела «не стонать, а ждать, пока освободится врач». Сколько времени пришлось терпеть, Елена сказать не может, однако помнит, что к девяти утра она уже не могла встать с постели. Когда в освободившуюся родовую палату ее привели под руки врач с акушеркой, Елену так трясло, что ей с трудом смогли поставить внутривенный катетер. Но, что еще хуже, у женщины не осталось сил для того, чтобы тужиться во время начавшихся родов и тогда врач «помогала» ей, давя всем телом на живот и колола стимуляторы. Не удивительно, что родившийся, наконец, мальчик молчал и, когда стали «выдавливать» послед, Елена потеряла сознание. Очнувшись через сутки, Елена узнала, что ее сын в коме, ей сделали две операции и у нее больше никогда не будет своих детей. Чуть позже у нее начались грипп и пневмония (на назначенные врачами процедуры из одного здания больницы в другое пациенты ходят по улице, а мороз зимой 2009 года был неслабый) и до весны 2010г. Елена вынуждена была лечиться в Н-ске и Екатеринбурге. В конце декабря, не выходя из комы, родившийся мальчик умер. Родственникам Елены, пока она лежала в реанимации, озвучили сомнительный прогноз и на ее выживание. Отец Елены, в это время лечившийся в терапии той же больницы, пытался выяснить обстоятельства всего произошедшего, однако он услышал лишь жесткую отповедь: «нечего здесь цирк устраивать». В конце концов, родственникам объяснили, что во всем «виновато» возникшее у Елены «внезапно и непредсказуемо» грозное осложнение – эмболия околоплодными водами, от которой роженицы как правило умирают, но героическими усилиями врачей Елену спасли, поэтому жаловаться на их действия нет никаких оснований.
На стражу интересов больницы встал и медицинский страховщик, по полису которого Елена получала медицинскую помощь и который, по версии законодателей и МинЗдрава, должен быть «адвокатом пациента» - компания «Мединком». Заключение этого «независимого» эксперта, пришедшего к тем же выводам, что и больница, послужило основанием для того, что бы Н-кая прокуратура, куда обратилась семья Елены, отказала в возбуждении уголовного дела, взяв формальные объяснительные у врачей.
Так бы это дело и закончилось, если бы не настойчивость пострадавших, уверенных в необходимости прекратить: как безнаказанность больницы, так и сговора с нею лиц, по закону обязанных контролировать качество медицинской помощи. Им, если честно, повезло, т. к. поиски справедливости их привели в другую страховую компанию (напомним, в Свердловской области граждане имели право менять полис страховщика по ОМС еще до появления новой редакции закона о медицинском страховании). Новый страховщик воспользовался своим правом проводить свою экспертизу качества медицинской помощи в течение срока исковой давности, запросил медицинскую документацию и, действительно, обнаружил много интересных фактов, послуживших основанием для обращения в суд с иском к Н-кой ЦРБ.
Так, эксперт «Мегус-АМТ» (вновь выбранной Еленой страховой компании) - акушер-гинеколог с большим стажем, обратила внимание на то, что со стороны Н-кой ЦРБ были нарушены стандарты медицинского наблюдения. Данные Елене в областном центре рекомендации о проведении допплерографии, кесарева сечения были правильными и могли спасти: как жизнь ребенка, так и здоровье самой Елены, при их соблюдении врачами ответчика. Далее эксперт, указав на бездействие врачей в день поступления Елены в роддом, делает вывод, что трагических последствий можно было избежать, если бы врач, даже дотянув дело до начала родовой деятельности, применила тактику экстренных родов с одновременным оказанием роженице интенсивной медицинской помощи в условиях операционной. Все это позволило бы сократить время родов, избежать тяжелейшего повреждения головного мозга ребенка, исключить массивную кровопотерю с развитием тяжелейших осложнений, потребовавших удаления детородных органов. Сам по себе выставленный диагноз эмболии, освободивший, по мнению больницы и предыдущей медико-страховой экспертизы, врачей от всякой ответственности, вызывает большие сомнения, поскольку не подтвержден объективными данными, а клиническая картина эмболии схожа с картиной развившегося от кровопотери шока. Если же эмболия у Елены действительно была, то остается только удивляться спасению ее жизни не благодаря, а вопреки неправильным действиям медиков. Врачи ответчика не только бездействовали в части оказания должной медицинской помощи, но и своими усилиями (такими как стимуляция родовой деятельности, давление на живот роженицы), прямо способствовали развитию этого действительно грозного и в подавляющем большинстве случаев смертельного осложнения.
В дальнейшем были сформулированы вопросы, подлежащие разрешению Областной судебно-медицинской экспертизой, проведенной судом по ходатайству истцов и нового страховщика. Выводы судебно-медицинских экспертов подтвердили все факты, установленные новой страховой компанией.
Доводы ответчика в судебном заседании, поражают своей беспомощностью. Так, заведующая отделением роддома, врач, принимавшая роды у Елены К., мотивировала свое бездействие тем, что в роддоме отсутствуют оборудование, должный персонал, медикаменты, для оказания надлежащей медицинской помощи. Единственный работающий анестезиолог на момент родов у Елены обслуживал другого пациента в другом здании больницы. Препаратов для наркоза в роддоме нет, как и крови для экстренного переливания пациенткам. Все эти трудности, обусловленные недостатком финансирования здравоохранения, по мнению представителя администрации, выступающей в суде, освобождают врачей от ответственности перед пациентами. Вот компания «Мединком», по заявлению представителя, «хорошо понимает трудности больницы и не предъявляет претензий, не то, что некоторые другие».
Однако этот выпад хорошо показывает путаницу в медицинской среде. И вот почему. Принципиальная позиция страховой компании должна основываться не на требовании уголовного наказания врачей, вынужденных работать в условиях, предложенных государством, а должна преследовать исключительно противоправные действия лечебных учреждений, исключительно в рамках гражданского процесса, исключительно в целях восстановления нарушенных прав застрахованных по ОМС.
Мы считаем, что если больница не в состоянии выполнять медико-экономические стандарты оказания медицинской помощи согласно своему уровню аккредитации в системе ОМС, то органы управления здравоохранением должны быть, как минимум, поставлены в известность об этом со стороны администрации больницы. Главный врач, в свою очередь, должен быть официально (!) извещен  заведующими подразделениями о том, что надлежащая работа врачей невозможна вследствие отсутствия условий для этого. Однако ни в одном судебном процессе соответствующих документов никто не видел. Мы считаем недопустимым фактическое попустительство страховых компаний, бездействию лечебных учреждений в части должного врачевания пациентов. Мы считаем недопустимым такую «корпоративную солидарность», в отсутствии которой представитель больницы обвинила нашего эксперта, участвовавшего в суде по иску семьи Елены К. на стороне пациентки.
Даже при существующих условиях, при соблюдении ответчиком элементарного требования нормативного стандарта – о своевременном направлении Елены К. в перинатальный центр, непоправимых трагических последствий можно было избежать. Самонадеянность врачей, утверждающих, что «у них пациентки с патологиями рожают сами», а затем в суде плачущихся на отсутствие всего и вся, трудно объяснима и может служить лишь отягчающим вину больницы обстоятельством.
Противоправное бездействие ответчика, установленное судом, подтвердило все доводы искового заявления и позволило вынести суду справедливое решение об удовлетворении требований К. Согласно решению Н-ого городского суда от 31.12.10, в пользу Елены К. и членов ее семьи взыскана компенсация морального вреда на общую сумму в размере 950 000 рублей, а также возмещение расходов на погребение погибшего сына Елены. Решению предстоит пройти через Свердловский областной суд, так как ответчик намерен подавать кассационную жалобу. К счастью позиция областного суда в последнее время неизменна: за врачебную халатность лечебное учреждение должно нести ответственность, и мы надеемся, что решение суда первой инстанции вступит в силу. Полученные денежные средства семья К. планирует потратить на участие Елены в программе суррогатного материнства. Поэтому мы просим с пониманием отнестись к нежеланию пациентки предавать особой огласке ее проблемы. 
В СМИ об этом, в частности:
justmedia.ru/news/society/2011/02/02/83528, www.e1.ru/news/spool/news_id-343442-section_id-9.html, www.uralinform.ru/armnews/news130269.html, kp.ru/online/news/823569, www.upmonitor.ru/news/urfo/880047a, www.regions.ru/news/2337489, http://ur-ra.ru/sc/pub_ur.php?pub_select=11150 ;

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner