?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Областной суд «поправил» коллег из Кировограда, вставших на сторону больницы в суде с пациенткой, потерявшей ребенка из за ошибки врачей. Речь идет о мужестве и терпении семьи, посмевшей преодолеть круговую поруку местного суда и местных медиков.
Прямой связи этого сообщения с нашим конфликтом с ТФОМСом (Борьба за модернизацию медицины? Или за деньги, на нее направленные? ) — нет. Косвенная — есть. Ибо если бы мы вели себя тихо, «как все», то и не имели бы проблем. А еще скорее — давно бы продались тому, кто предложил бы нормальную цену. Но мы сделали иной выбор.
И еще (важно!): на самом деле большинство врачей и акушеров делают все, что от них зависит для того, что бы и мамы и детки были здоровыми. Но, к сожалению, иногда болезнь и прочие несовершенства человеческого организма берут верх. А жестокая статистика есть во всех, даже самых развитых странах. Однако именно в таких, особых, летальных случаях, необходимо не замалчивание проблем, а их максимально открытое и профессиональное разбирательство. Иначе никогда не будет, ни доверия к медицине, ни соответствующего отношения к ней в обществе. И потому именно медики, на наш взгляд, должны быть заинтересованы в объективной оценке их труда. Жаль, что очень часто мы видим обратное.
Подробнее:
Молодая семья Г-ых (фамилия изменена) из районного города Свердловской области готовилась к рождению первенца. Даже имя сыну было придумано, хотя будущая мама была еще на 38 неделе беременности. Девушка не могла похвастаться идеальным здоровьем — у нее были и неоднократные госпитализации в связи с угрозами выкидыша, на 34-35 неделе отмечались признаки гипоксии плода, была и простуда. Может именно по этому будущая роженица старалась вести себя «правильно»: регулярно посещала консультацию, аккуратно выполняла все назначения врача, ходила на занятия в «школу матери».
В последний раз посетив поликлинику 22 мая 2009г., К. услышала от врача, что сердцебиение плода приглушенное. Однако никаких иных действий, кроме направления на плановую госпитализацию в роддом через неделю К. не дождалась. И уже на следующее утро, поступив в больницу в экстренном порядке, она узнала о страшном диагнозе - антенатальная (внутриутробная) гибель ребенка. Т. е. долгожданный сын погиб внутри нее в результате тугого обвития пуповины вокруг шеи плода.
На недоуменные вопросы несостоявшихся родителей о том, почему врачом, осматривавшим Ксению накануне, не было предпринято необходимых действий, им было сказано, что никакой вины медицинского персонала нет, «так случается». И, в дополнение к этим «случайностям» в медицине родного города, Г-ны прочитали акт исследования трупа плода, в котором патологоанатом подробно описал женские органы у ребенка мужского пола. Впрочем, К. вынуждена была еще долго лечиться от послеродовых осложнений и «набираться» впечатлений о родной медицине.
Поэтому, как только Г-ны выбрались из больницы, они решили узнать, может ли кто-либо повлиять на здравоохранение в том городе, где они еще планируют жить и, все-таки, рожать детей.
То, что оказанная будущей маме медицинская помощь не соответствовала критериям качества, они узнали обратившись в свою медицинскую страховую компанию (ООО МС «Мегус-АМТ), ту, что указана в полисе ОМС (обязательного медицинского страхования). Страховой эксперт указала, что во время ведения беременности (а К. наблюдали несколько сменяющих друг друга врачей женской консультации) стандарт акушерско-гинекологической помощи не выполнялся: объем обследований здоровья матери и плода был неполный, данные мед.карты не позволяют судить о том, насколько благополучно было положение плода в течение 38 недель, а обнаруженное при родах обвитие пуповины захватывало ручку плода, что не позволяет судить о том, когда именно оно произошло и стало фатальным для жизни ребенка. Обращает на себя внимание, что в данном случае выполнение стандартов не требовало от больницы особенных материальных затрат, высокотехнологичной аппаратуры или особой квалификации персонала - на протяжении 9 месяцев беременности К. врачами элементарно не подсчитывалось сердцебиение плода. Эксперт страховщика, Ушкова Е.И, указала, что при обнаружении приглушенного сердцебиения плода врач женской консультации обязан был установить его причину: назначить срочное дообследование, госпитализировать К. в стационар, поскольку это признак кислородного голодания плода, возможно, требующий принятия экстренных мер. Однако врач ограничился сугубо формальным осмотром, даже не выполнив (как и в течение всей предыдущей беременности) его обязательный объем.
При поддержке начальника юридического отдела страховщика Пестовой Е.Н., семья Г-ых обратилась в Кировградский городской суд за восстановлением нарушенных больницей прав. Указав на низкое качество медицинских услуг, истца просили взыскать с лечебного учреждения компенсацию причиненного им морального вреда.
Представители больницы своей вины не признали. Более того, всю ответственность за случившееся они переложили на несостоявшуюся мать, попытавшись обвинить ее даже во вредных привычках. Так, по мнению больницы, от наказания медиков должно было освободить то, что «беременная скрывала от врачей важные обстоятельства, которые по ее вине не смогли быть учтены врачами: так, Г-на скрыла свою вредную привычку ― курение». Хотя, на самом деле, бедную девочку мед.сестры видели всего один (!) раз с сигаретой, на крыльце больницы в состоянии ПОСЛЕ того, как она узнала о смерти сына…) ,
К казуистическим ухищрениям защитников больницы можно отнести и следующее утверждение: «У Г-ой К. к причинам плацентарной недостаточности можно отнести все имеющиеся у неё заболевания и дисфункции внутренних органов, а также иные причины (стрессы, гиподинамия, нерациональное питание), особое значение на возникновение плацентарной недостаточности имеет токсическое влияние никотина (курение) и алкоголя (любого - вино, пиво, водка), которые приводят к нарушению питания тканей и как следствие к нарушению процессов закладки, формирования, развития и роста органов и тканей плода. О возможном токсическом влиянии отравляющих» факторов в период беременности истицы может косвенно свидетельствовать патолоанатомические изменения клеток печени (жировая дистрофия гепатоцитов), выявленные при патологоанатомическом исследовании трупа младенца Г-ой К.). Таким «изящным» образом медики из совершенно нормальной девушки в суде делали аморального монстра, по-сути недостойного рождения ребенка.
К сожалению, экспертное заключение страховой компании не имеет определяющей силы для суда, поэтому, по инициативе больницы, по делу была назначена дополнительная комиссионная судебно-медицинская экспертиза, подтвердившая доводы страховщика. Однако районный суд (и больницу) такое положение дел не устроило, и он посчитал необходимым назначить новую экспертизу, специально указав в своем определении на необходимость замены экспертного состава комиссии. Вообще-то подобное поведение судьи — редкость. Вот только никто не отменял «специфической особенности» жизни в малых городах, где «элита» (а к ней, без сомнения, относятся руководители больниц и работники суда) довольно хорошо знакома друг с другом. Поэтому вопросы для дополнительной экспертизы были составлены явно не без участия медиков-ответчиков, и сторону истцов к процессу согласования вопросов не привлекли.
В итоге «бедная» муниципальная больница оплатила две судебные экспертизы (около 30 тысяч каждая) и услуги нанятого в областном центре защитника.
Однако и вторая комиссия, хоть и с рядом оговорок, в в целом, подтвердила правоту истцов, несмотря на «запутанные» вопросы суда. Только процесс доказывания растянулся до конца 2010года.
Получив экспертные заключения о нарушении со стороны медиков стандартов акушерско-гинекологической помощи и противоправном бездействии врача в последний день беременности Ксении, а также о наличии связи этих нарушений с неблагоприятным исходом беременности, сторона истцов была уверена в своей победе. Смущало их только очевидная симпатия суда к больнице. И потому, когда в декабре 2010г Кировградская городская юстиция, после создания ряда мелких проблем для страховой компании, как стороны защиты истца (Еще один способ экономии бюджета (на заметку правительству). Акушерское.), вынесла парадоксальное решение: в иске отказать, мы уже были психологически готовы к продолжению борьбы в следующей инстанции. А пока суд на пятнадцати страницах изложив многословные и голословные доводы представителей ответчика, заключил, что Ксения Г-на сама «явно недооценивала проблематичность своей беременности», «не выполняла стандарт медицинской помощи», «не обратилась за помощью своевременно» и к тому же страдала вредными привычками. О том, что патологоанатом обнаружил еще и женские органы у плода мужского пола, суд «благоразумно» умолчал.
Получается, что Фемида районного масштаба не только переложила должностные обязанности медиков на 20-летнюю девочку, но и полностью проигнорировала выводы двух судебно-медицинских комиссий. Приняв за безусловную истину объяснения ответчика, Кировоградский суд самостоятельно «установил», что роковое обвитие пуповины произошло «не в присутствии врача», а значит никакой вины медиков в гибели практически доношенного сына Г-ых нет.
По кассационной жалобе, подготовленной от имени истцов Мегусом-АМТ, 10 марта 2011г. вынесено судебное постановление гражданской коллегии Свердловского областного суда. Решение суда первой инстанции отменено, с Кировградской городской больницы взыскана компенсация морального вреда, причиненного Ксении Г-ой — в размере 150 000 рублей, Е.Г-ну — 70 000 рублей, а также расходы на погребение Матвея Г-на.
Не бог весть какие деньги, но не в них дело — настрадавшихся супругов судебное постановление порадовало потому, что пережив все нападки «гуманных» медиков и крайне необъективные выводы судьи первой инстанции, они в первую очередь, добились справедливости. И официального указания судебных органов на то, что в их родной медицине нужно что-то менять. По меньшей мере — отношение к пациентам. К слову - за почти год судебных разбирательств со стороны больницы не было произнесено ни одного «простите нас за случившуюся трагедию».
P.s. По сумме компенсации. У нас, исходя из собственного опыта, складывается впечатление, что в случае смерти новорожденного, ее назначают в соответствии с величиной «родового сертификата». Может правительству стоит пересмотреть его стоимость, естественно в сторону повышения?

И, как всегда, спасибо СМИ, отреагировавшим на эту проблему:
16.03.2011.16:03, Кировградские медики поплатятся за гибель ребенка, http://www.uralinform.ru/armnews/news131959.html 
12.04.2011. «Кировградских врачей суд обязал выплатить 220 тысяч рублей» http://e2-e4.tv/f/news/proisshestviya/2011/04/12/kirovgradskih_vrachey_sud_obyazal_vyiplatit_220_tyisyach_rub.html ,

 

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner