?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Прочитал в выходные проект закона о «Об обязательном страховании гражданской ответственности медицинских организаций перед пациентами». Интересно, кто то еще осилил этот пример лоббизма? Похоже - нет. Иначе комментарии были бы, м-м-м, более сдержанными, что ли....
Короче:   в конце прошлой недели Федеральный минздрав с помпой представил свой очередной продукт - проект закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности медицинских организаций перед пациентами». См. http://www.minzdravsoc.ru/health/modernization/3 Настораживало то, что становится тенденцией: проект закона вначале был презентован, а лишь потом появился на сайте ведомства. Теперь понятно — почему. Ибо любой человек, мало-мальски знакомый с юридической практикой в деле защиты прав пациентов или организацией страхования, мог бы на пресс-конференции задать его авторам ряд неприятных вопросов. Тем не менее само по себе появление означенного закона стоит приветствовать. Организация медицинской помощи нуждается в таком механизме. Вот только анонсированный документ являет пример не просто сырого, а еще и сугубо конъюнктурного продукта. Серьезно оторванного от реальности.
Разберемся. Чего стоит определение важнейшей функции - «порядок проведения расследования страхового случая»! Однако по букве закона мы никоим образом не получаем механизма независимой экспертизы, наоборот: комиссия «для расследования и установления факта страхового случая» создается органом исполнительной власти субъекта РФ в сфере здравоохранения, т.е. она является ведомственной, контролируемой собственником и непосредственным руководителем лечебных учреждений. Но это еще не все (нонсенс) - комиссия «создается и действует на общественных началах». Вы вот верите в квалификацию, действенность и независимость общественной(!) комиссии в составе представителей «органа исполнительной власти субъекта РФ, органа исполнительной власти субъекта РФ в сфере здравоохранения, федерального учреждения медико-социальной экспертизы, общероссийского объединения профессиональных союзов медицинских работников» и т.п.? Я — нет. Или неужели кто то надеется на эффективность противостояния чиновникам представителя мифической «организации по защите прав потребителей (пациентов)» - одного из 7-11 членов комиссии? Вывод: «комиссия» являет собой «формальный громоотвод», призванный не более чем обозначить заботу о пациентах, а, в реальности, свести до минимума разбирательства по существу. И — страховые выплаты.
Если же говорить о перечне подлежащих расследованию «дефектов медицинской помощи», то он включает все то, чем занимаются (точнее должны заниматься) компании, осуществляющие ОМС. И, уверяю вас, указанное расследование — тяжелая, кропотливая работа, требующая высокого профессионализма. Более того, закон так и не решает, что делать в тех случаях, что не подпадают под критерии «дефектов медицинской помощи». Или тех, когда эти дефекты доказать не удается («лечили правильно, больной скончался»). Таким образом, залезая в сферы деятельности, которые входят в компетенцию ОМС, закон не решает проблему причинения вреда здоровью, возникающего при соблюдении стандартов. Т.е. случайности. Того, что и должно быть предметом страхового покрытия. В итоге пути реализации интересов пациента заволокичиваются до безнадежности. Он, как обычно, лишнее звено в конструкции.
На первый взгляд создается впечатление, что авторы законопроекта не в курсе того, что в стране существует институт обязательного медицинского страхования. И, следовательно, независимая экспертиза качества медицинской помощи. Однако, что более вероятно и очень прискорбно, последовательно реализуется план выхолащивания правозащитной составляющей ОМС.
В результате со всей очевидностью, вылезает портрет заказчика: представителя крупнейшей федеральной (отечественной) страховой компании, судя по всему «на досуге» написавшего этот документ и за пару банкетов уговоривший представителей минздрава внести его для обсуждения. Доказательства? Вот они: статья 21. «Страховщики» изложена настолько прямолинейно, что лишний раз убеждаешься — отечественное страховое сообщество предпочитает зарабатывать жульничеством, желательно в партнерстве с органами власти. Иначе как чушью, не имеющей отношения к выполнению страховых обязанностей можно назвать перечисление требований к страховщику, начинающихся с пунктов «а» и «б»: «величина уставного капитала страховой организации должна быть равна или более двух миллиардов рублей»; необходимо «отсутствие иностранных инвесторов, имеющих в уставном капитале страховой организации долю равную или более 25 процентов» и оканчивающихся анекдотичным - «страховщики и их представители должны располагаться в приспособленных для выполнения своих функций помещениях.». А, еще - «страховщик должен иметь обособленные подразделения (филиалы) в каждом федеральном округе РФ и не менее чем в 75% субъектов РФ».
Если отвлечься от критики, то нужно понять, с какой целью мы пишем закон — если защитить права пациента, это одно. Поднять доходы страховщиков, точнее пары-тройки их представителей, это другое. Если снять социальное напряжение в отношениях между медиком и пациентом — третье.

Поэтому нужно прекратить заниматься поиском очередного канала освоения бюджета и заняться реальной работой. Вводя в ткань закона не формальную дискриминацию в пользу крупнейших «отечественнейших» или многофилиальных страховщиков — тем более, что эти критерии никакого (!) отношения к качеству услуги не имеют, а исключение любого сговора или конфликта интересов на данном рынке. В пользу качества здравоохранения и защиты прав граждан. Тогда страхованием ответственности больниц перед пациентами необходимо запретить заниматься компаниям, аффилированным со структурами ОМС/ДМС/собственниками медицинских учреждений. А не наоборот, как указано в законе, предписывать это тем, у кого уже сложились коммерческие (а как иначе?) связи с больницами: «в) наличие у страховой организации не менее чем пятилетнего опыта осуществления операций по медицинскому страхованию» или обладающей «е) аккредитацией в федеральном органе исполнительной власти, осуществляющем функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения».

Вывод: появление данного законопроекта необходимо приветствовать, многие главы закона — переписывать начисто.
Это, в первую очередь, касается критериев отбора страховщиков, главным требованием к которым должно быть абсолютная непричастность к какому либо виду медицинской деятельности, включая медицинское страхование и определение страхового случая. Того, когда негативный исход возникает при формальном соблюдении медицинских стандартов. Напоминаем, что бы система работала, а не находила лазейки для создания видимости своей деятельности, она должна работать в максимальной конкурентной среде. В целом появление законопроекта отражает непонимание роли ОМС. Или делегирование этому институту сугубо фискальных функций (если он вообще сохранится к 2012г). Потому, что сейчас защиту пациентов (и, в принципе, вполне успешно — если только у них есть такое желание) проводят страховщики по ОМС. За исключением тех случаев, когда вину медиков установить не удается. Именно эту нишу и должен был заполнить данный законопроект. Не случилось. Впрочем, это не будет иметь особого значения, если и из закона об ОМС сделают очередного уродца.

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner