?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Предисловие. Делаю этот пост сегодня по двум причинам: во-первых: кто его знает, как все сложится в понедельник, а во-вторых - если в протест в политике, похоже, определяет общая беспросветность, то аналогичные действия в медицине, см. http://www.ura.ru/content/svrd/09-12-2011/news/1052137904.html , люди выйдут на улицу спросить у власти, почему за месяц в области погиб третий ребенок, не дождавшийся помощи врачей (хорошо бы тем и ограничилось), скорее, неграмотность населения (доступен более действенный способ повлиять на сложившееся положение). Но, тем не менее, общее между этими акциями есть — пассивность (это мягко сказано) Власти, доводящая народ до крайних мер. Итак:
О независимости медицинских экспертиз. Информационная подборка по итогам последних судов.
Полный текст — по адресу http://www.ostrow.ru/sudmedexp.html . (материал подготовлен на основании доклада начальника юридического отдела ООО МС Мегус-АМТ Е.Н.Пестовой (http://lawyer66.ru/lawyers/person/pestova_elena.html) к конференции «Правоотношения в сфере медицинской помощи – 2011». Которая, судя по-всему, не состоится (дык мы же там никаких комплиментов по поводу сложившейся ситуации говорить не будем...).


В конце ноября 2011г. свердловскими гражданскими судами рассмотрены два сложных дела по возмещению вреда причиненного пациентам медицинскими учреждениями. Объединяет их то, что в обоих мы столкнулись с выгораживающим врачей заключением судебно-медицинских экспертиз. На тему подобного способа корпоративного покрывательства в Свердловской медицине в 2011г., мы уже обращали внимание. И, порой, доводили ее даже до записи на ОРТ («Медийная политика» и «конфликт интересов» («Свобода и справедливость» на «Первом канале»), - о случае с пациенткой более полугода лечившейся от туберкулеза, а умершей от запущенного рака. Но если бы случай полного (!) оправдания медицинских работников Свердловским БСМЭ (бюро судебно-медицинской экспертизы) был единичным! Теперь у нас появился повод для оптимизма: согласно принятым решениям, по одному иску родителям ребенка (оставшегося после неудачного родовспоможения глубоким инвалидом), Н-скую больницу обязали выплатить компенсацию морального вреда в размере 500 тыс. рублей и возместить расходы на лечение сына. По другому - вдова и дочь умершего в больнице пациента получат от соседней, К-ской больницы 200 тыс. рублей и возмещение расходов на погребение. Но если в случае опоздания с онкологическим диагнозом мы рассчитываем на обжалование в надзорном порядке, то в последних двух на это, судя по-всему, пойдут больницы. И на то у них есть, по крайней мере, административные основания: БСМЭ является областным учреждением здравоохранения и подчиняется тому же ведомству, что и проштрафившиеся свердловские врачи, а взысканные судами деньги выплачиваются потерпевшим, в конечном счете, из бюджета. Не логично ли предположить, что после ряда выигранных пациентами судов и общественного резонанса этих случаев, вниз по ведомству дано строгое «низзя»: врачебные ошибки не признавать ни при каких обстоятельствах! Только вот не похоже, чтобы и руководству лечебных учреждений был дан симметричный пинок «сверху»: поток пострадавших пациентов, к сожалению, не имеет тенденций к уменьшению. А в тех городах, где пациентам некому пожаловаться, похоже уже готовятся к митингам. 
Подробнее о каждом случае:
1. Первый нам напомнил прошлогодние «ужасы маленького городка» (см. http://www.ostrow.ru/povinevrachey.html, «Суд диагностировал бедственное положение уральской медицины»), когда дефекты «периферийного» здравоохранения носили системный характер и поражали своей безысходностью в отношении стандартно излечимого заболевания. В нормальных условиях.

Однако в послеоперационный период состояние Н-ва только ухудшалось: боли в животе возобновились сразу, как отошел наркоз, к ним добавились иные грозные симптомы (живот был огромным, надутым, клизмы не помогали) однако хирург был абсолютно спокоен и непоколебимо уверен в качестве своего лечения. Прободная язва кишечника и вызванный ею перитонит были обнаружены у пациента лишь на четвертые после операции сутки вызванным в К-ад хирургом Центра медицины катастроф. Однако повторная операция не помогла. Казалось бы — все очевидно: 100%-ное расхождение диагнозов обусловившее неверную тактику лечения и фатальный исход. Но, тем не менее, комиссия судебно-медицинских экспертов, признав, что прободная язва и перитонит были установлены несвоевременно, что способствовало смерти пациента, освободили кировоградского хирурга от ответственности, заявив, что существовала «объективная невозможность установить правильный диагноз в связи с («стандартное»!) атипичным течением заболеваний». Примечательно, что в 2010г. та же комиссия экспертов Свердловского судебно-медицинского бюро в рамках доследственной проверки по заявлению вдовы Н-ва, уже проводила экспертизу по случаю его смерти. В том заключении ничего не говорится об атипичном течении перитонита и объективной невозможности его установить, потому что ничего атипичного в перитоните Н-ва и не было. В 2011г. для освобождения ответчика от вины экспертам достаточно было, по сути, поставить лишнюю запятую – и смысл их выводов волшебным образом менялся. К слову, обращение в «органы» закончилось типично: отказом в возбуждении уголовного дела (связь между смертью и действиями врача - косвенная, язва – атипичная). Теперь, вопреки экспертному заключению Свердловского бюро судебно-медицинских экспертиз, нам удалось доказать неправомерность бездействия и вину врача.

2. Еще тяжелее следующее разбирательство. Исковые требования семьи Т-вых из соседнего с К-дом Н-ска, где наше присутствие с судах становится традиционным (хотя бы Суд признал право душевнобольной на моральные страдания («судебная драма») и т.п. - по-моему 7 выигранных процессов за пару лет и еще два «в ходу»), были основаны на том, что дефекты медицинской помощи, оказанной истице в родах, привели к тяжелейшим последствиям для здоровья их родившегося сына.

В частности врачом было проведено медицинское вмешательство, после которого роженица долгое время оставалась в предродовой палате без должного медицинского наблюдения. Все это время плод страдал от гипоксии, для его спасения нужна была экстренная помощь, однако врач появилась только через два часа… Ребенок родился в коме и, вероятно, навсегда останется инвалидом. При проведении досудебной вневедомственной экспертизы эксперт «Мегус-АМТ» сразу обратила внимание на сомнительную достоверность сделанных в медицинской карте Т-вой записей (М.А. : опять — обычное дело), поскольку они не соответствуют естественному биомеханизму родов. Характерно, что только на основании документов, еще до разговора с потерпевшей, страховой эксперт практически полностью восстановила картину происшедшего, «замаскированную» недостоверными записями врача, принимавшей роды. Тем не менее позиция комиссии БСМЭ и в этот раз оказалась лояльной одно-ведомственному мед.учереждению: приняв записи в мед.карте за истину, проигнорировав нарушенные врачом стандарты медицинской помощи и умолчав о ряде обстоятельств, экспертная комиссия полностью (!) оправдала больницу, признав оказанную мед.помощь «правильной, полной и своевременной», а наступившие последствия – «несчастным случаем». Более того, любезно доставленный лечебным учреждением в судебное заседание эксперт из числа участвовавших в комиссии, лично подтвердил «правильность» действий врача. К слову, это та самая врач, по вине которой другая семья из Невьянска за полгода до этого осталась не только без сына, но и без возможности иметь собственных детей ( 950 тысяч за смерть ребенка и утрату здоровья матери. Признак справедливости? ,).

Возможно, именно взысканная по тому делу сумма возмещения и повлияла на объективность судебно-медицинских экспертов в дальнейшем? Ведь негоже, когда больницы работают на судебные издержки, в т.ч. на приглашенных специалистов-защитников?... Вот только население недовольно таким положением, настолько, что Проблемы в региональной медицине ведут к голодовке пациентов. И очень хорошо, что люди знают, куда обратиться, что бы решить проблему цивилизованным способом, а не прибегать к более доступным методам («Екатеринбургский пенсионер лишился рассудка после покушения на лечащего врача», http://www.nr2.ru/ekb/362091.html ).
В целом же у врачей-экспертов из БСМЭ, мнение которых суд зачастую склонен принимать за «истину в последней инстанции», имеется много способов освободить коллегу от ответственности: для этого достаточно лишь умолчать об одном обстоятельстве из десяти рассмотренных, порассуждать об «атипичном» течении болезни или непредсказуемых реакциях организмов пациентов. Медицина – наука чрезвычайно сложная, а врач в этой области априори авторитетнее юриста. Более того, защитник-юрист должен обладать и медицинскими знаниями, чтобы элементарно не дать себя запутать специфическими терминами. Тем не менее, как показывает наша практика, не смотря на обескураживающее поведение высшего Свердловского медицинского экспертного органа, его заключения можно мотивированно оспорить в суде. Главное — собрать достаточно доказательств вины лечебных учреждений и правильно их аргументировать для того, чтобы суд критически подошел к оценке экспертных заключений БСМЭ и удовлетворил исковые требования пострадавших граждан.
Теоретически изменить отношение врачей к своей работе должно нововведение 2011 года — новые правила обязательного медицинского страхования, утвержденные Минздравсоцразвития РФ от 28.02.2011, которые вводят в систему ОМС более действенный, нежели раньше, механизм финансовых санкций. 
Применять санкции к медицинским организациям за нарушение стандартов оказания медицинской помощи должны страховые компании, работающие в системе ОМС. Вот только с момента объявления этого Casus belli для очередной войны в Свердловской (и не только) медицине. прошло уже более полу-года, но ничего не изменилось. Дело в том, что штрафовать больницу можно при одном условии: если её администрация заключит специальное соглашение со страховщиком о размерах и порядке применения подобных санкций. Разумеется медики подписывать такие соглашения не торопятся. О нежелании свердловских главврачей добровольно соглашаться на наказания за нарушения в своей работе известно и территориальному фонду ОМС, и местному Минздраву, только никто из них не решается напомнить более чем влиятельным свердловским медикам (О пиар-борьбе в Свердловской медицине. ) о том, что заложенные в новом законе принципы надо соблюдать. Ждем окончания выборов Президента? Вот только в других регионах, где власть решила поставить во главу угла интересы пациентов и стала экономически «строить» больницы, уровень доверия власти (если брать за него показатели «Единой России») оказался повыше. Так что насколько оправдана «политически» такая лояльность к медикам — вопрос «открытый».
Нужно сказать о еще одном аспекте, который заставляет сомневаться в объективности свердловских экспертных комиссий...
Продолжение (полный текст)  — по адресу http://www.ostrow.ru/sudmedexp.html

Р.s. (11.12.11) В части появления программы на ОРТ, которая здесь упоминалась: «Свобода и справедливость» на «Первом канале»: по-моему пауза с ее появлением несколько затянулась. Проблемы монтажа? Или попадания кой-кого в Гос.Думу?

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner