?

Log in

No account? Create an account

Об этом журнале

Это журнал «публичного лица» Стародубцева Максима Ардалионовича, представляющего: фонд содействия реформированию социальной сферы «Территория», Региональную общественную организацию по защите прав потребителей медицинских услуг «Здравоохранение» (ранее: страховую медицинскую компанию ООО АРМС "Территория, Ассоциацию региональных мед.страховщиков «Территория», УрО МИГПИ) и еще "ряд проектов", в общем то, сочетающихся друг с другом.
Поэтому правильнее говорить о нем, о журнале, как о функции пресс-секретаря. Со всем тому сопутствующим. Сайт
www.ostrow.ru, по разным причинам, не может нести нагрузки, которая возложена на эти страницы.

О политике списка «друзей» 24.04.2011., 27.01.2012

Read more...Collapse )

Текст про то, что «У предпринимателей нет защитников: когда начинается конфликт — проще стреляться » (о убийстве Павла Неверова его деловым партнером Олегом Елкиным) заставил вспомнить материал под названием «Вместо эффективного лоббизма — декорация», опубликованный в Деловом квартале 25 апреля 2013 и, где то в то же время, в газете «Статус» (где раньше – не помню). Долгое время он активно упоминался в поисковиках, а вот теперь не сохранился нигде, кроме сайта Комитета 101. В моем ЖЖ  - лишь ссылки. И потому, наверное, резонно сделать дубль и внести небольшую правку (упущенную при публикации в ДК).
Итак.

Вместо эффективного лоббизма — декорация
Два года назад, когда местное отделение «Опоры России» проводило на Плотинке митинг против повышения ЕСН, с манекена, символизирующего малый бизнес, сняли последние трусы и посылкой отправили министру здравоохранения и социальной защиты Татьяне Голиковой. Формально организаторы митинга были правы – выгодоприобретателем от повышения налога было ведомство Голиковой: увеличивались платежи в фонд ОМС и в пенсионный фонд. Но адресовать протест надо было, как минимум, Кудрину, а по большому счету – премьер-министру Путину, который последовательно отстаивал линию министра финансов. Я говорил об этом организаторам митинга. Мне ответили: наверху согласована только критика Голиковой.
В результате протест превратился в декорацию и холостой выстрел. Дальнейшие события подтвердили условность «бунта мягких игрушек» – послабления по налогам практически не случилось, и бодяга с этим делом тянется до сих пор.
И таких вот субъектов защиты предпринимателей в стране и Свердловской области - предостаточно. Более того, продолжают плодиться новые — вплоть до так называемых «Омбудсменов для бизнеса». Увеличиваются бюджеты государственных фондов содействия предпринимателям. Другими словами, инфраструктура поддержки и развития предпринимательства процветает – в отличие от реального положения дел в негосударственном секторе экономики. Поэтому складывается впечатление, что  вся эта «забота» — маскировка, необходимая, чтобы прикрыть фиаско профильной государственной политики.

Read more...Collapse )


И получается, что в деле оппонирования экономической политике Власти мы имеем небогатый выбор — либо «карманные» организации с тщательно отрепетированным «протестом» или, де-факто, отдельные лица. Деятельность и тех, и других всегда можно свести к «погрешности измерений». А в результате — пока стагнация. Что потом?”

Как решается судьба медицины «нового президентского срока». Продолжение. Вчерашний день принес нам ряд новостей. Если их сопоставить, многое проясняется.

Первая, наделавшая наибольшее количество шума, – о повышении НДФЛ на 2% (Правительство обсуждает повышение подоходного налога ), до 15%. Чуть позже уточнили: «Дворкович не увидел «ничего страшного» в увеличении НДФЛ до 15%. По словам вице-премьера, … дополнительные деньги можно будет потратить на медицину»: https://www.rbc.ru/economics/22/03/2018/5ab36f8c9a79477d80510d00 .
Идем дальше. К выступлению дамы, не только окончившей медицинское училище, а потом Ленинградский химико-фармацевтический институт, но и
в должности заместителя председателя правительства с 1998 по 2003г. (при Примакове, Степашине, Путине и Касьянове) курировавшей социальную политику. Пишу во избежание заблуждения,  что если Валентина Ивановна Матвиенко предложила отказаться от системы ОМС, она руководствовалась только эмоциями. Даже (допускаю), несколько наигранными: «Приезжаешь в регион - самые красивые здания у отделений ПФР, ФОМС, ФСС» (т.е. распространяя положение Пенсионного на остальные внебюджетные фонды). Впрочем, «цимес» слов Спикера Совета Федерации на обсуждении путей реализации Послания президента Федеральному Собранию, заключался не только в развитии предложения Главы Счетной палаты, а в ином: "Пусть система страхования будет добровольной для граждан. Пусть кто хочет, находится в частных страховых компаниях", - предложила спикер и дала поручение комитету по соцполитике изучить вопрос» (https://rg.ru/2018/03/22/matvienko-predlozhila-sdelat-dobrovolnoj-sistemu-oms.html).
Эти две новости были «громкими».
Но были и, т.с., технические. Напомню, систему ОМС, равно как и всех страховщиков,
курирует Центральный Банк РФ.
И вот:
ЦБ настаивает на повышении уставного капитала страховщиков до 300 млн рублей. Уточню, пока речь идет о всех страховых компаниях, включая тех, кто занимается безрисковым ОМС. Поэтому (если говорить об ОМС) это лишь продолжение линии на административную зачистку рынка в пользу крупнейших, теперь уже де-факто квазигосударственных операторов (собственники: ВТБ, Открытие, Газпром..).
И еще:
Куратор НПФ Габуния стал главой страхового рынка ЦБ .
Последняя заставила ухмыльнуться комментаторов, занимающихся финансовым рынком. Ведь только позавчера было: «
Почти три миллиона будущих пенсионеров потеряли 34 млрд рублей.
Но это мелочь на фоне того, что в 2018 году S&P: ЦБ может выделить санируемым банкам до 1 трлн...рублей. Пояснение. Санируют т.н. «банки БОМП», где в рамках «Московского кольца» осуществлялось перекрестное акционирование и распределение капитала посредством аффилированных с банками НПФ, средства которых, естественно, пострадали на десятки миллиардов. Банки «БОМП» являлись системно значимыми и ЦБ надзирал за ними особым образом. В т.ч. как за местом размещением средств пенсионеров. Не так давно фонды ОМС и ФСС напрямую теряли сотни миллионов депозитов, находящихся, согласно правилам ФАС, в банках, что указывал ЦБ, но отзывал у них лицензию. «Стерилизация избыточной ликвидности», епт. Зато инфляция «достигла целевых уровней». Вам не страшно за деньги здравоохранения, если их потоки будет регулировать ЦБ? Мне – не страшно. Мне – все ясно.
Все вышесказанное идет в развитие темы ,
«Благие намерения» или о гендерном и инфернальном (в реформах нового президентского срока), Mar. 4th, 2018, https://starodubcev-m-a.livejournal.com/130869.html. : «если страховой принцип финансирования медицины под сомнение не ставится, а из схемы, где страховщиком является Фонд ОМС, выбывает фонд, то кто остается (является выгодаприобретателем)? Ответ очевиден: логика Главы СП подразумевает передачу функций ТФОМС страховым организациям. В такой ситуации и снимаются препятствия для реализации идеи «ОМС плюс», т.е. «ввести систему соплатежей от населения», когда часть медицинской помощи (неотложная, часть высокотехнологичной, ряд социальных – психиатрия, туберкулез и т.п.) остается у государства (финансируется из бюджета), а за основной объем услуг здравоохранения  предлагается (так или иначе) доплатить. Например, согласно страховому принципу, страховым взносом, но без уже устраненного ТФОМС, непосредственно страховщику». А « в случае иного, квазигосударсвенного страхования, ОСАГО деятельность страховщиков становится убыточной, если выплаты превышают 65% (считай – на «ведение дела» должно остаться 35%). В системе ОМС и Фонды ОМС и страховщики довольствуются от 1,5 до 3%, плюс общий объем средств, отвлеченных в пользу страховых компаний в результате экспертизы в размере не более 1 % от стоимости оказанной медицинской помощи (все это раз в 10 меньше, нежели при ОСАГО)».

Р.s. «Злые языки» утверждают, что у близкого к Сергею Владимировичу Матвиенко «не самое устойчивое положение». А, см. http://ktovkurse.com/rossiya/nabiullina-vs-matvienko-bitva-samyh-vliyatelnyh-zhenshhin-rossii , Набиуллина vs Матвиенко: битва самых влиятельных... , дамы могут поискать и повод для взаимовыгодного компромисса…

Главные действующие лица (шутливо).
Гуру (
Бодхисаттва и пр.).
В миру, в частности, с
18 мая 2000 года по 26 сентября 2011 года — Заместитель председателя Правительства Российской Федерацииминистр финансов Российской Федерации, С 20 апреля 2016 года возглавляет совет Центра стратегических разработок. Кудрин Алексей Леонидович. Но если есть гуру, то могут быть и гурии..
1999—2002 гг. —
заместитель министра финансов России; 2002—2007 гг. — первый заместитель министра финансов России; Министр здравоохранения и социального развития Российской Федерации с 24 сентября 2007 года по 7 мая 2012 года, С 20 сентября 2013 года Председатель Счётной палаты Российской Федерации, Голикова Татьяна Алексеевна.
В 1999—
2000 годах — вице-президент фонда «Центр стратегических разработок». В 2003—2005 годах — президент фонда «Центр стратегических разработок». В 2000—2003 годах — первый заместитель Министра экономического развития и торговли РФ. С сентября 2007 года по май 2012 года — Министр экономического развития Российской Федерации. с 24 июня 2013 года Председатель Центрального Банка РФ. Эльвира Сахипзадовна Набиуллина.
Муж Эльвиры Сахипзадовны тоже не чужд нашей истории. Ярослав Кузьминов, ректор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», руководитель направления «Человеческий капитал и социальная политика» Центра стратегических разработок.


Начнем с Центрального Банка (уточню: надзор за обязательным медицинским страхованием, ОМС входит в компетенцию ЦБ). Не смотря на то, что м-м Набиуллина отмечена рядом «экспертных» списков в кастинге на роль премьера (вплоть до более головокружительных перспектив), издержки ее успехов могут оказаться и экономически и политически неприемлемыми. И на этот случай готов выход «вся в белом» не менее достойной дамы. Говорят, аналогично близкой к Первому Лицу.
Прим.: ведомство Эльвиры Сахипзадовны довольно робко отметилось на стезе законотворчества «изменим медицину к лучшему». Робость пройдет.
В частности недавний Инвестиционный форум в Сочи запомнился растиражированным предложением главы Счетной палаты РФ Татьяны Голиковой о «
реформировании исполнительной системы управления» (которое) «может начаться с объединения ПФР, ФОМС и ФСС и окончательной ликвидации агентств, созданных в 2004 году» (http://www.ach.gov.ru/press_center/interview/32279). Т.е. снижении административной нагрузки, числа занятых на гос.службе и т.п. Самого, что ни на есть «благого намерения», от которого условный обыватель, либеральные (и не только) эксперты должны быть в восторге.
А я нет. Для пояснения предложу экскурс в историю и психологию.
Мне вот сложно понять, как яркая женщина Татьяна Алексеевна укладывалась в прокрустово-пенсионное ложе руководства СП. Тут могла помочь только преданность Президенту… Но, знаете ли, есть мнение, что
смирение оканчивается, если женщина считает, что ее мужчину (пусть даже административного) подставляют и используют другие женщины. Не исключаю, что и у нас могут быть такие расклады...
Где, во первых, есть Скворцова Вероника Игоревна, 21 мая 2012 года сменившая Татьяну Алексеевну в должности министра здравоохранения Российской Федерации, а во вторых - в том же году вступившая в должность руководителя Федерального Фонда ОМС
Стадченко Наталья Николаевна. Вспомним хотя бы нашумевшее: (14 Декабря 2015 г., http://www.ach.gov.ru/press_center/news/24922 ) «Страховые медорганизации, получив за два года доходы свыше 50 млрд. рублей из системы ОМС, не справляются с задачей защиты прав пациентов». Обвинение, хоть и «натянутое» по фактуре, справедливое по сути. Но! Тут есть важный «нюанс»: в декабре 2015г. деятельность страховщиков виделась через призму их взаимоотношений с фондом ОМС. Тогда Центральный Банк только-только начал разбираться в переведенной под его надзор (вместе со всем страховым рынком) системе ОМС. Сейчас ситуация изменилась. Изменились и предложения.
Итак, СП предлагает под благовидным предлогом (экономия бюджетных средств, сокращение гос.аппарата) объединить социальные фонды исходя из сходных функций.
Но если в деятельности ПФР и ФСС немало общего, функционал Фондов ОМС принципиально (!) отличается от двух вышеупомянутых. Напомню его ключевые обязанности: надзор за качеством медицинской помощи, участие в разработке терриориальных программ и формирование тарифов на медицинские услуги в больницах, защита прав пациентов и контроль за использованием средств ОМС. Более того, Фонд ОМС является системообразующей структурой для основного закона, согласно которому происходит финансирование здравоохранения – закона о медицинском страховании.

Немного подробнее:
Фонд ОМС обеспечивает выравнивание финансовых условий деятельности территориальных фондов в рамках базовой программы ОМС, т.е. за счет регионов, обеспечивающих высокий уровень сборов на ОМС,

Read more...Collapse )

Таким образом объединение всех  фондов не может не привести к ревизии, а то и отмене вышеозначенного закона. Но, возможно, это и является реальной целью новаций? Приведет к утрате системой социального страхования отдельных функций из ОМС. Сейчас судорожно обсуждают, куда их можно пристроить…
Заметим, что Т.А.Голикова не может не знать о реальном функционале этих фондов. Таким образом возникают основания подозревать умысел (цель, логику) в ликвидации специфических функций ТФОМС. Отсутствующий у иных фондов (и отметим это особо!) с необходимостью которых никто не спорит. Т.о., учитывая
background Т.А., резонно думать о том, что она знает, кто будет заниматься этими функциями.
Дело в том, что
если страховой принцип финансирования медицины под сомнение не ставится (дело обстоит именно так), а из схемы, где страховщиком является Фонд ОМС, выбывает фонд, то кто остается (является выгодаприобретателем)? Ответ очевиден: логика Главы СП подразумевает передачу функций ТФОМС страховым организациям (и так уже подопечным Центрального Банка).
В такой ситуации и снимаются препятствия для реализации идеи «бывшего лучшего министра финансов», именуемой «ОМС плюс», т.е. «ввести систему соплатежей от населения» (https://www.rbc.ru/society/21/02/2018/5a8caafc9a79477233158811?utm_source=gismeteo&utm_medium=news&utm_campaign=gism_top1), когда часть медицинской помощи (неотложная, часть высокотехнологичной, ряд социальных – психиатрия, туберкулез и т.п.) остается у государства (финансируется из бюджета), а за основной объем услуг здравоохранения  предлагается (так или иначе) доплатить. Например, согласно страховому принципу, страховым взносом, но без уже устраненного ТФОМС, непосредственно страховщику.
Все это вполне возможно в рамках реформ «нового президентского срока», особенно при кадровых переменах в правительстве и (возможно) всей системы управления государством. Например в ответственных за «социальный блок» вместо О.Ю.Голодец (бывшего Председателя совета негосударственного пенсионного фонда "Норильский никель" и страховой компании "Согласие") видится Елена Шмелева. Правда в отношении Елены Владимировны обнадеживает то, что она работала в «Центре стратегических разработок» до того, как его возглавил Алексей Кудрин и где (также прошу отдельно отметить и вспомнить о ЦБ РФ) направление «Человеческий капитал и социальная политика возглавляет
Ярослав Кузьминов (мужчины в нашей истории – на заднем плане). Словом, при чуть более пристальном рассмотрении, за благими намерениями выявляется все то же «дорожное строительство». Как в переносном, так и прямом смысле слова. Вот, например, в случае иного, квазигосударсвенного страхования, ОСАГО деятельность страховщиков становится убыточной, если выплаты превышают 65% (считай – на «ведение дела» должно остаться 35%). В системе ОМС и Фонды ОМС и страховщики довольствуются от 1,5 до 3%, плюс общий объем средств, отвлеченных в пользу страховых компаний в результате экспертизы в размере не более 1 % от стоимости оказанной медицинской помощи (все это раз в 10 меньше, нежели при ОСАГО). Так что, боюсь, даже на экономию средств, в итоге, предложение Татьяны Голиковой не выведет. При, возможно, том же качестве итогового продукта, что и дороги.

Для чего я это пишу? Да так, не нравится мне этот сценарий…
«Музыкальная пауза»: благими намерениями мостят не столько сельские «Yellow Brick Road», сколько материалоемкие «Highway to Hell» (
https://www.youtube.com/watch?v=MOTMw0o1ELM), так что мы говорим о профильной «специфике дорожного строительства». The road to Hell, (https://www.youtube.com/watch?v=OA1V7cI28hI).

«Подвопрос»: на кого рассчитывать (в развитии медицины) если нет рынка (конкуренции) и гражданского общества (текст не только об ОМС, но и о региональной политике)?

Вводная. «Эпизод Х: Последняя (?)
надежда».

Может кто удивится, но ТФОМСы (Фонды ОМС) остались по сути единственной инстанцией, способной защищать интересы пациента. Почему так случилось – другой вопрос (ответ на который получен, в т.ч., экспериментально. См. ЖЖ).
Дело в том, что в списке субъектов на кого можно рассчитывать в деле пациентоориентированности, нет смысла учитывать две категории: самих пациентов и медицинских страховщиков. Первые не организованы и не квалифицированы, поэтому их претензии к качеству медицинских услуг эмоциональны и хаотичны (попутно представляя собой удобный для манипуляций политический фон). Логика создания вторых, предусматривавшая устранение вышеозначенных дефектов потребителя, оказалась выхолощена. И конкуренция между ними низведена до скорости доставки (навязывания) своего полиса ОМС (для чего удобнее на свою сторону привлечь больницу). Затраты на репутацию защитника прав пациента в бюджет страховых компаний не вписываются.
Качество того, как Фонды справляются с функцией «защита прав пациента» – «второй вопрос». Но,
по крайней мере, она им не только вменена законом, но и под нее регламентирован кадровый и финансовый ресурс. Который ТФОМСы, в отличие от страховщиков, не заинтересованы «оптимизировать» или ориентировать на заработок (применение штрафных санкций). А далее все зависит от установок их руководства. Где то они есть, где то они номинальны. Кроме того степень правозащитной работы ТФОМС обратно пропорциональна их зависимости от региональных Минздравов. При этом фонды, как контрольная (по отношению к исполнительной власти в медицине) организация функционально обречены на конфликт с МЗ и исполнительной властью в целом. Правда прерогатива региональной власти по назначению руководства ТФОМС (при формальном его согласовании с Федеральным ФОМС) выхолащивает логику надзора и финансового контроля. Редко кто из губернаторов позволит себе, даже с самыми благими целями, закладывать, как это принято считать, внутриведомственный конфликт. Тем более, что политические (и не только) интересы часто требуют много более «гибкого» подхода к финансированию, нежели «федеральные нормативы». «… За примерами, когда элита главных врачей лоббирует в руководство ТФОМС удобного им специалиста далеко ходить не надо –  поиск баланса между оснащением избранных и финансированием лечебного процесса у остальных является «субъективным». (Под заголовком «В России своя борьба» опубликован в Медицинский Вестник2016№24 (745). (см. http://lib.medvestnik.ru/articles/V-Rossii-svoya-borba.html ,. источник http://starodubcev-m-a.livejournal.com/129643.html , «Чужие здесь не ходят» (ТФОМС & Минздрав). Материал для статьи с приложениями. ). Текст был написан «по следам» конфликта в Свердловской области. Разрешившегося в пользу прежнего руководителя. Но на каких условиях? Опять же – «другой вопрос». Ведь Федеральный ФОМС может пожурить «косячный» (действующий по региональной указке) ТФОМС, но не более того. Это неприятно, но не смертельно (в административном смысле).
Теперь, видимо, сменится как кадровый, так и идеологический вектор отраслевых приоритетов в Пермском крае. Где в отставке Басаргина В.Ф., по моему убеждению, свою роль сыграла и медийная подача конфликтов в медицине, на которую смененное руководство края не смогло (или не захотело) надлежащим образом ответить. См.
http://www.kremlin.ru/events/president/news/53817 («...В первую очередь это, конечно, социальная защита и развитие социальной сферы, потому что, безусловно, и по линии здравоохранения, и по линии образования есть куда двигаться…).
А ведь активное неприятие шагов, направленных изменение сложившихся «правил делового оборота», обеспечивших Перми неформальное звание «столицы аутсорсинга» (практически всего, что чисто технически можно отдать, в т.ч. за бюджетный счет, и не важно кому – сыну, маме или супруге) не могло не встретить ожесточенного сопротивления. Тем более на фоне общих для всей страны экономических проблем.
И, в качестве иллюстрации, интересной не только медикам и политикам, стоит остановиться на наиболее броской претензии, адресованной руководству Пермского ТФОМС (рычага борьбы с аутсорсингом/за целевое использование средств ОМС) – «потеря» 100 млн. руб., размещенных в банке, у которого отозвали лицензию.

«Сто миллионов – как корова языком» (С).

Read more...Collapse )

Р.s. Вышеизложенное – очередные «пять копеек в копилку» того, что принципиальные изменения в системе финансирования здравоохранения неизбежны. И, по аналогии с началом текста, можно посетовать, что среди субъектов, коим предписано решать, какими они будут, нет «политиков». Или их эффективность не выше, чем у, например, страховщиков.

Пермский гамбит » Медицинский Вестник.
Пару недель назад я дал комментарий для этой статьи. Интересен и актуален он тем, что (тезисно):

«…в корне проблемы (поэтому данный случай можно экстраполировать и на ряд иных регионов) лежит перераспределение финансирования, связанное с переходом на единые федеральные нормативы финансирования, заложенные в основу расчета тарифов»…
- «…и это общая беда медицины – «свои» (подвинутые в Перми в течении последних двух лет) не могут сопротивляться «местному» медицинскому сообществу, с которым давно сложились и устоялись комплексные и неформальные связи. Ломают прежнюю систему варяги» (Свердловчанам «повезло» - они «рационализировали» затраты при более комфортной финансовой конъюнктуре…).
- «…избытка денег в медицине не наблюдается, поэтому остается распределять их максимально рационально, справедливо и эффективно. Это, честно говоря, непростая задача. Актуальная во всем мире (но суммы, подлежащие распределению, отличаются)».

НО! Не смотря на то, что «в кулуарах» российской медицине в 2017г обещано существенное повышение «подушевого норматива финансирования базовых программ ОМС», что может настраивать руководителей региональной медицины на благодушный лад, в реальности изменений к лучшему не может быть.
И потому надежды на «федеральную» компенсацию уменьшения финансирования медицины со стороны региональных бюджетов, см. URA.Ru, 29 августа, Шок-прогноз: свердловскую медицину сажают на голодный паек – необоснованны. Иллюзорны.

Разве что «объявленное властями Оклахомы после землетрясения чрезвычайное положение в округе Пауни, с требованием законсервировать 37 скважин для сточных вод, используемых местными нефтяниками и газовиками…» поднимет капекс сланца выше 60 д/баррель и улучшит (для нас) статистику Baker Hughes… В результате устойчиво (!) подняв цену барреля (без девальвации рубля) до 3400 за бочку. А иначе…

Ладно. Полная версия моего текста для МВ – вот:
«О снижении финансирования ЛПУ (поликлиник), по позиции Пермского ОНФ (в каждом регионе она своя, в зависимости от того, какая группа ОНФ контролирует).

Read more...Collapse )


Если говорить о системном росте кредиторской задолженности отдельных учреждений здравоохранения, как в ставшей известной Соликамской ЦРБ, то стоит предположить пресловутый дисбаланс доходов и расходов, связанный, в первую очередь, со сменой способов оплаты, с поправкой, на видимо, желание до последнего выполнять принятые ранее обязательства (скорее – по зарплатам) не взирая на изменившийся объем финансирования. Как только выполнение этих обязательств стало окончательно невозможно появилось заявление об увольнении.

"Дикие сердца" убил случайный пассажир , "Ъ" стали известны подробности дела об убийстве байкеров в Подмосковье

Вообще к происходящему (и не только у нас) можно подобрать и такое, слегка психоаналитическое определение – «рационализация самоубийства». Ибо человек, в сущности из за пустяков, совершающий публичную (именно публичную!) казнь других, естественно понимает, что тем самым он ставит точку и на своей жизни. По крайней мере – прежней. Т.е. – активно отказывается от нее.
Другая банальность (извините, но это так) – а именно массовое применение смертников как рутинный способ ведения войны (пока со стороны приверженцев ислама), честно говоря – явление аналогичного порядка. Т.о. напрашивается вывод: та жизнь, которая предлагается данной культурно-социальной средой является обременением. Ну – да, «бегство от свободы» (С) и бегство от жизни – понятия коррелирующие.
Общество с дефектами мотивации, мягко говоря, уязвимо. Либо для уничтожения, либо для императивной идеологической мобилизации (см. тот же, условно – «модернистский», ислам). Но все вышесказанное – лишь констатация. Не новая. См., например (2012), «
Кто победит в современных «революциях» и «Арабской весне»: религия, медиа или «социализм»?» (…Фокус в том, что сейчас речь идет не о борьбе за выживание в физиологическом смысле слова, а за такую своеобразную категорию, как «духовное удовлетворение»…, http://starodubcev-m-a.livejournal.com/91827.html ).
Данная парадигма, в которой увяз Ближний Восток и которая угрожает «более северным» краям, более чем актуальна. Ибо она заполняет очевидный идеологический вакуум. Не замечать которого – «либо глупость, либо измена» (С). Поэтому сохранение того организационного, кадрового и, главное – идеологического убожества (это мягкое определение), которым является отечественная политика (ссылки на иные страны – не принимаются) - это «больше чем преступление - это ошибка». Напомню, речь идет, на секундочку, о инструменте компромиссного отбора/согласования моделей общественного развития.

Впрочем, если нет сил (умения) превратить политику во что либо более-менее пристойное, то есть еще один путь для «смягчения нравов» - озаботиться уровнем образования. Не менее критичным. Хотя бы в целях формирования у сограждан понимания того, что не только наличием «прямотока» или мусора у подъезда определяется ценность жизни.
Еще, «в копилку»:
http://www.gazeta.ru/social/2016/05/13/8231993.shtml , «Пенсионер застрелил участкового и тяжело ранил замглавы сельсовета за мусор у дома».
«Музыкальное сопровождение» (https://www.youtube.com/watch?v=jyCBrtgQNoo ):
…И если вы меня спросите: "Где здесь мораль?"
Я направлю свой взгляд в туманную даль,
Я скажу вам: "Как мне ни жаль,
Но, ей-Богу, я не знаю, где здесь мораль".
Вот так мы жили, так и живем,
Так и будем жить, пока не умрем,
И если мы живем вот так
Значит, так надо!

В т.ч. - как организации для социально незащищенных лиц.
В развитие моей реплики
https://www.facebook.com/v.igrunov/posts/10153765073679508?pnref=story , http://www.fontanka.ru/2015/10/16/118/ («Славянский корпус» возвращается в Сирию»): « –… есть шанс на более-менее профессиональное и ответственное решение «заявленной проблемы (задачи)» частно-государственного партнерства. Говорю без тени иронии. В т.ч. и как (так, так) контролируемого (а без этого в этом деле нельзя) элемента «гражданского общества» («третьего сектора»). А то у нас две крайности – полный бардак (включая неизбежный позор, коррелирующий с подвигом) с «добровольцами» или все пороки администрирования при «чисто государственном» походе. Зачастую и неуместном и, аналогично, корявым».  
Сразу скажу: не располагаю глубокой и объективной информацией о том, как организована т.н. «добровольческая» (включая «внештатную») работа российских граждан (представителей России) в очагах военных конфликтов, предполагающая непосредственное участие в военных действиях. Но, тем не менее, считаю, что есть основания высказать некоторые суждения на тему, рассматриваемую мной как типичный пример частно-государственного партнерства, включая, даже, учет интересов социально незащищенных лиц.
Тем более, что эти предложения, так или иначе, «оказываются в повестке» (см., например
«… ситуация изменится, когда в России появится сертификат дошкольника…» (теперь - Д.А.Медведев)» . Потому, что они верны. Реализация, да «страдает».

Итак, события последнего времени подразумевают необходимость (или «желательность» – на усмотрение) негосударственного по статусу (по формальным признакам) участия России в различных вооруженных конфликтах. Аналогичная задача, с разной степенью успеха, решается во многих странах (вплоть до «экспедиционных корпусов»). Но – не у нас. Мы, пока, балансируем между более чем хаотичной инициативой добровольцев, со всеми издержками неизбирательного привлечения «энтузиастов» (отсутствие дисциплины, профессиональных навыков и, соответственно, больших потерь, включая репутационные) и сугубо административными решениями. Что, в последнем случае, в т.ч. благодаря неопределенности положения используемых сил и издержкам в администрировании (эти операции проводятся в «серой зоне» и, по логике, должны являться прерогативой спец.служб), тоже ведет, как минимум, к тем же репутационным издержкам, теперь относимым и на организацию гос.управления в целом. Ну и к потерям, обусловленными неизбежными в таком случае дефектами управления. Более того, в обоих вариантах возникает проблема социальных гарантий – как участникам боевых действий (корректнее - находившимся в зоне боевых действий), так и их семьям в случае потери кормильца.
Решить эту задачу, на мой взгляд, уместно в рамках идеологии частно-государственного партнерства. Но не в той, которая воплощается в виде схем использования имущественного комплекса, а в более широком понимании. Которого, увы, как не было, так и нет. Логика такой организационно-правовой формы как «некоммерческая организация» применима и логична не только для ОМС. Хотя бы потому, что принцип «извлечение прибыли для учредителей» в контексте решения государственных задач, м-м-м, «неоднозначен», что ли (это я мягко выражаюсь). В то же время она позволяет иметь и должный имущественный и инвестиционный и финансовый потенциал (в т.ч. для выполнение социальных обязательств).
Но, увы, у нас, не смотря на все издержки доминирования государственного участия (включая его неэффективность и примитивность), не умеют (и потому не желают) работать с частной инициативой. Даже в том случае, когда она носит откровенно прогосударственный характер. Безотносительно – касается ли она попечительства инвалидов, реабилитации наркозависимых, образовательных программ - или участия в военных действиях.  
О том, как надлежит контролировать «некоторые специфические элементы» функционирования этих организаций тоже можно порассуждать, но это явное забегание вперед и, логично предположить, прерогатива служб (!) обязанных быть компетентными. Включая перекладываения на них надзорных функций с уменьшением прямого участия.  
Вот.

Итак, очередной социальный/социологический эксперимент (я о работе страховой компании ООО МС «АРМС Территория») близок к завершению.
Стоит подвести итоги.
Причины (в частности с марта 2015г. «АРМС Территория», за индивидуальным исключением, уже не выдает полисы ОМС)?
Их несколько.
Формально все просто: кончаются деньги.
«АРМС Территория» (напоминаю)  создана как социальный и, де-факто, «благотворительный» (не люблю этой формулировки) проект (Общественная организация стала планово-убыточным бизнесом). По целеполаганию - в виде «некоммерческой страховой медицинской компании, созданной для независимой экспертизы качества медицинской помощи, развитие которой должно определяться социальной потребностью населения». Т.е. ее существование можно расценивать как прикладной социологический (или, если хотите, политологический) эксперимент. (Эксперимент «in vivo» (продолжение). О нашем прямом участии в системе ОМС: СМК «АРМС Территория». ). На деле весьма затратный. Как для функционирования (выполнение производственных обязательств), так и соответствия статусу страховой компании (объект регулирования Центрального Банка РФ). Впрочем, в чем-то наши действия определяли и обязательства личные, внутренние, возникшие после вынужденной продажи ООО МС «Мегус-АМТ» (тоже, с определенного периода, по своей сути социологического эксперимента). Чувства «незавершенности» (фрустрации) и «все такое» - «лучше сделать и пожалеть, чем жалеть о несделанном».
Эксперименты, при их правильной интерпретации, неудачными не бывают. У каждого есть свой результат. Нельзя сказать, что полученный нами (двукратно, с подтверждением) был неожиданным. «Практическая социология» не показала должной заинтересованности общества в таком проекте. В подтверждение тому, что писалось ранее: 26 нояб. 2012 г. (Фиаско. Экспертное мнение члена правления свердловской общественной организации потребителей медицинских услуг «Здравоохранение» Максима Стародубцева);

Read more...Collapse )

Примечание: пока ничего не закрывается, «суицидов» нет, кроме того, мы (в т.ч. общественная организация «Здравоохранение») продолжаем работу в партнерстве с Екатеринбургским филиалом страховой медицинской компании ВСК-Милосердие, который, пока, возглавляет Стародубцев М.А.
Что не отменяет вышесказанного.


Предисловие: я (пауза, подбор выражений) «без должного уважения» воспринимаю «политиков» и их деятельность. Как минимум – с недоверием. Т.к. вижу в их действиях сугубо удовлетворение личных амбиций и безответственность. Особенно – последнее. Потому, по возможности, стараюсь дистанцироваться от их мероприятий. В психиатрии это формулировалось так: «не включаться в структуру бреда».
Поэтому пара аналогично личных слов о «празднованиях Майдана» и «Антимайдане». «Майдан», безусловно, воспринимаю как трагедию. В т.ч. - «поражения духа». Которого, в части «пехоты», на нем, местами, было не меньше, нежели у тех, кто умирает за «Новороссию» (для примера: http://www.pravda.com.ua/columns/2014/02/25/7016291/?fb_action_ids=587580944664038&fb_action_types=og.recommends&fb_source=aggregation&fb_aggregation_id=288381481237582). В том же, что «Площадь» победит у меня не было сомнений еще в ноябре 2013г. («
Чем связан «уход» Украины в ЕС и положение дел с «оппозицией» в Екатеринбурге.,»). Цитирую: «Вплоть до «предчувствия фашизма, но это совсем иная песня. Про «Эпоху мертворожденных» (книга, написанная в 2007г., про войну между Востоком и Западом Украины).
Да и о понимании того, чем
эта «победа» обусловлена (как, получается, и о судьбе Донбасса), сказано без промедлений - 26 февраля 2014 («О стоимости донбасского угля и покупке Севастополя через мирный договор с Японией.»): «конечно, с точки зрения принципов гуманизма мои выкладки о «конвертации «национальной революции в деньги» выглядят цинично, грубо и «дискутабельно» но, возможно, в случае дефолта Украины (а он вероятен), Майдан становится экономически эффективнее добычи угля».
«Элитами» эта логика не озвучивается и озвучиваться не будет («вешать будем потом»), но легко внедряется в сознание тем, что, в реальности, гораздо проще «майданить» (в т.ч. убивать и быть убитым, устраивать «джихад» и т.д.) нежели долго и трудно строить эффективное государство и экономику. Предлагается просто верить (в лидеров). Для «очищения и искупления для каждого» (см. г-на Авакова: http://korrespondent.net/ukraine/politics/3382229-voina-porozhdaet-ochyschenye-y-yskuplenye-avakov). Не правда ли, знакомые формулировки? Втащить население в экстаз, близкий к религиозному, оказалось легко, ибо степень разочарования Украиной в своей власти (в чем ее жители не признаются – они же сами, дважды (!) выбирали президентом Януковича) достигла самоубийственной степени. И в этом они вполне схожи с упомянутым субстратом «Арабской весны» - когда амбиции натыкаются на понимание невозможности их реализации. Не оригинален и движущий механизм «свидомого джихада»: та же
ожесточенность толпы, готовой смести любые преграды на пути к бегству/«счастью». На Украине в роли этой помехи оказался Янукович и Россия (последняя всегда там будет виновата). Цель бегства – «Заветный берег», условная «Европа». Но всем в «Европу» не переехать (собственно «технических» проблем с эмиграцией не было), сама по себе «Европа» на Украину (название страны можно и поменять) тоже не переедет, но к чему объяснять «плебсу», что, к примеру, «федерализация» мешает пилить бюджет и влиять на бизнес? Проще указать конкретную «причину всех бед». Тем более, если процесс «раскулачивания» очередных «гугенотов» не менее рентабелен, нежели обоснование необходимости многомиллиардных внешних дотаций (как и их списание) борьбой за демократию с геополитическим противником и конкурентом. Nothing personal just business. В результате «украинцы» (называю так тех, кто воюет на стороне официального Киева) великолепно мобилизованы на войну/противостояние с Россией, воспринимая лишения и смерти как «тот перевал, за которым исполненье надежд» (Валгалла, гурии в ассортименте и т.п.). Мешающих же «крестовому походу» можно «пустить на шашлыки из самок колорада». Европа – простит. Она, когда выгодно, легко прощает устранение тех, кто не той нации или веры.
Но хватит о геополитике. В конце концов у России тоже были (и остаются) все шансы опять поменяться с Западом в роли «Обетованного края» для бывших сограждан. И стоит показать более комфортную социальную и экономическую модель, как новая «Переяславская рада» не заставит себя ждать. Но, увы, пока России, кроме ностальгии по СССР, предложить особо нечего. А «Союз», с энтузиазмом, разваливали вместе.
Поэтому перейдем к «Антимайдану».
Да, для ясности: лично я представляю собой убежденного «ватника». И, по мере сил, пытаюсь помочь «Новоросии». Почему? Объяснение хотя бы здесь: «О справедливости. В контексте Крыма, Украины, России. А так же США и «Европы». 2014г.»). Тем не менее на ум приходит хрестоматийное: «они ничего не поняли и ничему не научились» (С).
«Фокус» в том, что очевидная несправедливость таким образом «сложившегося», конфликта у соседей позволила, в свою очередь, мобилизовать российское общество. И, попутно, подготовить его к снижению уровня жизни. На фоне войны и санкций, а не по причине неподготовленности к падению цен на нефть. Тем не менее для дальнейшего развития/самосохранения требуются иные, более сложные методы, нежели административная мобилизация на бутафорский «Антимайдан». Реальная ценность которого весьма сомнительна. Уточнить можно у Януковича, спросив, почему он, стремительным бегством в Крым в корне пресек промежуточные сценарии политико-административного торга «рыгов» («регионалов») с «Киевом». Не исключено, что потому, что ни секунды не сомневался в реальности перспектив описанной у Глеба Боброва сцены с раздувшимися после расстрела тушками «Неприкасаемых». В то же время (был и остаюсь на своем мнении) – если бы в Киеве победил здравый смысл, с толерантностью и ответственностью перед людьми, то тогда бы Кремль получил не идеальное проамериканское олигархически-бандеровское пугало, а действительно неприятного для себя конкурента. Серьезно влияющего на внутрироссийский политический климат (в случае экономико-социального успеха). А так – «в Багдаде все спокойно». Тем более, что «Кремль» (точнее – его политологов) спасает и вопиющая убогость отечественной «прозападной» оппозиции. Значит, остается справедливой и ее оценка как удобного субъекта для манипулирования (возмездного, нет ли – второй вопрос). Еще бы – если повестка оппонента исчерпывается примитивной и заведомо уязвимой мантрой: «любой – лучше Путина». Или «все, что во вред Путину – благо». Логичным продолжением такого мышления стала защита официального Киева, включая оправдание АТО (на самом деле – гражданской войны) и его методов, призывы к возвращению Украине Крыма и т.п. К слову – я отлично помню с каким идиотским энтузиазмом наши местные пытались разгромить градообразующую «мишаринскую лесопилку» в Восточном… В итоге Россия выглядит чуть ли не островком пресловутой стабильности и благопристойности. А ОНФ и действующая партийная система – ее верной опорой. Не без издержек, конечно – но исключительно ради благих целей (что бы не скатиться до уровня несчастных, до патологии одуревших соседей).
«Все хорошо, прекрасная маркиза»? Отнюдь. Сам факт того, что во внешне политической позиции нашей страны хватает справедливости и логики, не должен освобождать ее от необходимости реальных внутренних реформ, конструктивных изменений (а не их имитации) в политической, экономической и социальных сферах. А если и Российская власть и общество не сделают должных выводов из украинской катастрофы, то и нас ждет не лучший сценарий. И это будет не глупость.   Без «Шанса на развитие». (С).

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner